Monthly Archives: Август 2016

Оппель Кеннет «Солнечное крыло»

Оппель Кеннет "Солнечное крыло"

Внутри королевской пещеры Гот завис над глубоким ложем из листьев, которое резчики приготовили для него. Потом осторожно опустил на него металлический диск.
— Освободите меня от него, — приказал он, и резчики тотчас же принялись за работу; их особым образом заточенные зубы пилили цепь, которой диск был прикреплен к телу Гота. Это заняло всего несколько секунд/ но Готу они показались вечностью: затаив дыхание, он со страхом ждал, не взорвется ли диск. Наконец, освобожденный, он взмыл вверх и устроился на выступе стены. Металлическое кольцо все еще оставалось у него на животе, и его вовсе не привлекала мысль, что его вырвут из плоти, даже если это сделает один из королевских хирургов.
— Теперь, — сказал Гот, повернувшись к Воксза-го, который с беспокойством наблюдал за всей процедурой, — покажи мне Камень.
Королевская пещера была сложена из огромных гранитных блоков, стены украшали искусная резьба и инкрустации из драгоценных камней: два ягуара с мерцающими глазами из оникса, двухголовая змея с серебряными крыльями, и в каждом углу — пара пристально глядящих глаз.
В восточной стене находились главные ворота, которые вели на наружную лестницу, сплошь покрытую ползучими растениями и осыпавшейся каменной кладкой. В плоской крыше было круглое отверстие — его всегда держали открытым для Воксзаго, чтобы он мог наблюдать за луной и звездами.

Брайан Перро «Ключ от Города мертвых»

Брайан Перро "Ключ от Города мертвых"

Тогда покойного отсылали назад, в Браху, и он иногда десятилетиями ожидал нового суда. Бедняга день за днем блуждал по улицам, но так и не мог попасть ни в рай, ни в ад. Мертеллус и его помощники из кожи вон лезли, чтобы очистить город от неприкаянных душ, но их становилось все больше и больше. Город мертвых задыхался от призраков.
Удобно устроившись за столом, Мертеллус перелистывал толстый свод законов, пытаясь разобраться в очередном сложном случае. Некий человек, не злодей, но и не добряк, отказался впустить в дом путницу, которая зимним вечером просила о ночлеге. Утром он обнаружил несчастную женщину на пороге дома — она умерла от холода.
Боги добра требовали в виде наказания для этого человека, чтобы его душа каждую ночь стучалась в собственный дом, просилась на ночлег и замерзала на пороге до тех пор, пока не искупит вины перед бедняжкой. Боги же зла немедленно требовали его к себе в ад. Они ссылались на статью Б124-ТР-9, гласящую, что все смертные должны быть судимы по бремени их самого тяжкого греха. Но эта статья входила в противоречие со статьей Ж617-ТИ-23, или «статьей о повседневной доброте» 54th street coupons, утверждающей, что смертные оцениваются по сумме всех своих положительных поступков, а не отдельных заблуждений. В отчаянии и нетерпении Мертеллус, бормоча ругательства, искал прецеденты. Вокруг него на полу, на столах и стульях, на полках книжных шкафов и даже на подоконниках ждали своей очереди папки с такими же сложными делами.
Внезапно дверь отворилась, и в кабинет, даже и не подумав предварительно постучать, вошел Йерик Свенкхамр. При жизни этот призрак был жалким воришкой, его поймали и казнили, отрубив ему голову. Он так и не смог водрузить ее обратно на плечи, поэтому всегда носил отрубленную голову в руках или подмышкой.

Брайан Перро «Башня Эль-Баб»

Брайан Перро "Башня Эль-Баб"

Когда драккар пришвартовался к берегу Упсграна, беориты с радостью отправились по домам, испытывая еще большее счастье, что больше не услышат глупостей, которые всю дорогу нес папаша Грумсон. К великому неудовольствию старого ворчуна всю его семью разместили на чердаке таверны. А ему бы хотелось отдельную комнату, мягкую перину для его старых костей, завтрак в постель и балкон с видом на море. Пятеро же близнецов горячо благодарили хозяйку за ее прием и предлагали свою помощь на кухне.
Что касается Амоса и Беорфа, то они вернулись в свой дом в поселке.
— Давай навестим Медузу и Лолью, — предложил толстый мальчуган. — Вот они обрадуются, когда увидят, что мы им привезли!
— Отличная мысль! Ты иди, а я присоединюсь к вам чуть позже, — ответил Амос. — Хочу зайти в интернет магазин игрушек и посмотреть, как себя чувствует Мэльстрем. Я ведь привез ему и Гесеру кучу всякой всячины…
— Ну, хорошо. Я займусь тем, что отнесу порох, все снадобья и прочие штучки, которые мы купили для девчонок. Буду ждать тебя у них в хижине Сартигана. Только не задерживайся слишком долго, Амос!
Беорф направился к лесу, а Амос пошел по берегу напрямик к холму, возвышающемуся над деревней. На вершине его ждал Гесер Михсон по прозвищу Проныра. Он протянул ему руку и сказал:
— Приветствую тебя, Амос! Я видел, как пришел драккар… Путешествие было удачным? Как поживает старый король Харальд?
— Путешествие прошло без сучка, без задоринки, и Харальд чувствует себя неплохо, несмотря на некоторые небольшие финансовые затруднения!

Брайан Перро «Проклятие Фрейи»

Брайан Перро "Проклятие Фрейи"

Беорф бросил на землю молот и щит, подаренные Фрейей.
— Отнеси это богине, мне ничего не надо! Я многое понял. У моего народа есть одно достоинство, которое называется гордость! Из-за истории с ожерельем на наше племя было наложено проклятие, которое чуть не погубило нас. Простое недоразумение между богами вызвало смерть моих родителей, моих друзей, угрожало прервать род сотен беоритов. И все это из-за какого-то… какого-то дурацкого ожерелья. Скажи Фрейе, что нужно обязательно коммутатор cisco купить. Я пришел просить ее ради своего племени, и никогда не забуду, что из-за Одина и его будущей супруги я потерял людей, которых любил всем сердцем. Я не буду больше сражаться ни за богиню, ни за добро, ни за зло. Я буду сражаться на стороне моих друзей, чтобы освободить мир от превосходства богов. Я лучше с голоду подохну, чем отправлюсь в путешествие на корабле моих врагов…
Толстый мальчуган бросил щит и волшебный молот. Они ему были больше не нужны. Настоящие беориты дерутся когтями, зубами и отчаянно храбры. Беорф подхватил сундук, в котором сидел дракон, и сошел с корабля, чтобы догнать своих друзей.
Позади него драккар богов Скидбладнир медленно растаял в воздухе.
Трое ребят, стоя у обрыва, смотрели на океан. Перед ними, без конца и без края, расстилалась водная гладь. Насмотревшись вдаль, Беорф после долгой паузы сказал:
— Н-да… Похоже, мы вляпались!

Брайан Перро «Властелин масок»

Брайан Перро "Властелин масок"

По дороге Урбан Дарагон и его жена приобрели все необходимое для путешествия. Теперь у них были провизия, палатка, хорошие одеяла и масляная лампа. Никогда еще Амос не видел своего отца таким счастливым, а мать — такой красивой. Казалось, что с каждым днем Урбан и Фрилла рождались заново, будто у них открылись глаза, и они вновь пробудились к жизни.
Урбан снова научился смеяться. Его радостный смех проникал в душу Амоса, и мальчик впервые в жизни ощущал неведомое прежде счастье.
Амос играл с отцом, плескался в светлых водах маленьких речек и с удовольствием уплетал восхитительную пищу, приготовленную матерью. Фрилла часто заплетала волосы сына в косу. У нее были такие ласковые и нежные руки! Она даже смастерила ему доспехи из черной кожи, а отец купил ему новую серьгу в ухо в виде волчьей головы и еще обещал бусины купить. С трезубцем сирены за спиной, с длинными заплетенными волосами и отлично подогнанными доспехами Амос был похож на юного воина из старинной легенды. Несмотря на все расходы, в кошельке Урбана было еще шесть чудесных монет. Целое состояние по сравнению с царящей повсюду вокруг них нищетой!
По вечерам возле огня Урбан рассказывал Амосу о своей жизни, о былых путешествиях и приключениях. Он рано осиротел и чтобы выжить, должен был обучиться ремеслу. «Тогда я решил «завоевать мир», — подшучивал отец над своей наивностью. К несчастью, шатаясь по свету, он познал больше разочарований, чем радостей. Как выразился Урбан, ветер изменился в тот день, когда он повстречал Фриллу. Эта прекрасная восемнадцатилетняя девушка с длинными темными волосами и зелеными глазами покорила его сердце. Родители обещали ее в жены другому человеку, и тогда Урбану пришлось похитить любимую. Над юными влюбленными зажглась счастливая звезда, и восемь лет Урбан и Фрилла были свободны и счастливы. Они бродили из деревни в деревню, из одного королевства в другое. Счастье принесло им и рождение сына. А те двенадцать лет нищеты и горя в Оменском королевстве теперь казались им страшным сном, который следовало как можно скорее забыть.