Monthly Archives: Июль 2019

Фиона Макинтош «Без лица» (Глава 6-10)

Фиона Макинтош "Без лица"

6
Он потрясенно смотрел на хорошо знакомый фургон, который тщательно осматривали специалисты из лаборатории. Джек издалека увидел представителя своей команды. Малик наблюдал за действиями криминалистов и беседовал со следователями. Он позвонил детективу и из своего укрытия увидел, как Малик достал из кармана мобильный телефон.
— Инспектор Хан.
— Это Хоксворт. Я пытаюсь найти Броди, — сказал Джек, прилагая все усилия, чтобы говорить спокойно.
— Здравствуйте, сэр. Гм, он совсем недавно был со мной на месте происшествия. Мы уже знаем имя жертвы, сэр.
— Да, мне это известно. Где Броди?
— Он поехал с родителями жертвы к ним домой, в Хедли-Вуд, а потом собирался вернуться в оперативный штаб. Сэр, позвоните на мобильный. Я только что разговаривал с ним.
— Он не отвечает, — солгал Джек, рассудив, что это объяснение прозвучит вполне правдоподобно: возможно, Броди выключил мобильный, чтобы не беспокоить родных погибшей. — Как ее родители?
— Плохо, сэр, но другого и не ожидалось. Именно поэтому он поехал с ними. Они хотели отправиться прямо в морг, но он убедил их сначала заехать домой.
— Правильно, патологоанатомы только начали вскрытие. Им потребуется, по крайней мере, еще час. Нашли что-нибудь в фургоне?
— Пока ничего. Но вы же знаете этих криминалистов, они все Делают очень медленно. Их фотографы только направляются туда.
— Отлично, хорошая работа, Мал. Я позвоню тебе позже, — сказал он, глубоко вдохнув холодный воздух.

Фиона Макинтош «Без лица» (Глава 1-5)

Фиона Макинтош "Без лица"

1
Февраль 2005 года
Двое мужчин, нахмурившись, изучали карту. От нее было мало толку, и один из них сверился с инструкциями, которые потрудился записать накануне. Хирану нужна работа в Англии — дома у него осталась жена и пятеро детей, тогда как у Таджа только двое малышей, отчего Хиран полагал, что должен отнестись к делу с большей серьезностью, чем друг.
Они знали имя связного. Им следовало найти его в Лондонском Королевском госпитале. Хотя, скорее всего, это он их найдет. Его звали Намзул, только это и было известно. И еще, что он, возможно, поможет все организовать. Хиран был уверен: в самый ответственный момент Тадж сбежит, он уже кое-как устроился, впереди маячила работа и звенели драгоценные фунты. Ладно, будь что будет! До сих пор дружба с Таджем придавала ему сил в странном, чужом мире, который их окружал. А теперь, перед лицом важного решения, он особенно нуждается в поддержке.
Его пугал Лондон, но тут — в Уайтчепеле[1] — он чувствовал себя больше дома, чем во всех тех местах, в которых умудрился побывать за последние пару недель. В Европу он добирался по суше. Заплатил кучу денег, чтобы попасть из Кале в Англию. Его везли в каком-то контейнере: знакомые знакомых, в свою очередь, передали его дальнобойщикам из картеля торговцев человеческим товаром. Попал в ночлежку — обшарпанный дом в районе под названием «Бродвейский рынок» в трущобах Хакни. Он делил крышу с четырнадцатью мужчинами, которые были тут транзитом, не все бангладешцы, было несколько пакистанцев, турки и еще горстка оборванцев из других стран. Поначалу это спасало. Он никого не знал, но все они приехали сюда с одной целью — дать семьям шанс не умереть дома голодной смертью. Если он продержится хотя бы год, они с Чуми соберут достаточно, чтобы отправить детей в школу. Возможно, он даже откроет продуктовую лавочку. Хиран знал, что дело выгорит, только бы поймать случай и обзавестись капелькой стартового капитала. Эта мысль грела ему душу.

Алексей Макеев «Господин Икс» (Глава 17-23)

Алексей Макеев "Господин Икс"

Глава 17. Несанкционированное проникновение
В четверг утром мы с Ангелиной проснулись в прекрасном расположении духа, довольные друг другом. После завтрака в дружеской семейной обстановке покинули квартиру. Я уже знал, кого встречу первым на улице, и не ошибся — по тротуару между домом и забором детского сада прогуливалась жиличка из первого подъезда Лидия Ивановна. Эта худая седая старуха целыми днями торчала на улице, приставая с дурацкими вопросами к соседям по дому: «А какое сегодня число?», «А какой сегодня день?», «А когда отключат горячую воду?». Она сама была в курсе всех проблем и событий не только нашего района, но, казалось, всего города, а то и мира, а приставала только по той причине, что была на пенсии и жаждала общения. Вот и сегодня, невзирая на дождливую погоду, она околачивалась возле дома, обутая в свои неизменные кроссовки и одетая в свои знаменитые красные спортивные штаны, выглядывающие из-под полупальто. На голове у нее по случаю непогоды был повязан платок, отчего длинный крючковатый нос казался еще длиннее, делая ее похожей на ворону-альбиноса.
Завидев меня, старуха рванула было в мою сторону с готовым сорваться с уст заранее заготовленным глупым вопросом, однако я взял под руку Ангелину и, с наигранным оживлением разговаривая с нею, прошел мимо, бросив лишь на ходу:
— Доброе утро, Лидия Ивановна.
Разочарованная старуха отстала, но тут же кинулась к вышедшей из соседнего подъезда очередной жертве своих пустопорожних разговоров — уже немолодой даме, живущей на четвертом этаже. Мы же спокойно двинулись дальше.
Учитывая, что накануне я выпил всего лишь полбокала сухого вина, ехать на работу решил на автомобиле. Забрав из гаража свой «БМВ», подбросил Ангелину до метро, потом поехал на работу.

Алексей Макеев «Господин Икс» (Глава 9-16)

Алексей Макеев "Господин Икс"

Глава 9. Домработница
На следующий день тренировки у меня закончились рано, в три часа я уже был свободен и сразу же отправился на Дубровку, в тот район, где вчера был вместе с Ангелиной. На работу я приехал на автомобиле и на автомобиле же поехал по делам Маргариты Александровны Ялышевой. Пробки успел проскочить и уже в четыре часа припарковал автомобиль неподалеку от знакомого мне дома, двинулся к первому подъезду. Проскользнув в подъезд через не успевшую закрыться следом за вышедшей на улицу женщиной дверь, я двинулся в поквартирный обход подъезда с целью разыскать домработницу адвоката Крутькова. Некоторые жильцы открывали мне двери, некоторые нет, некоторые отвечали на мои вопросы, а некоторые, извинившись, захлопывали дверь перед носом. И все же мне удалось выяснить, что домработница адвоката проживала на шестом этаже в двадцать четвертой квартире. Женщину зовут Евгения Антоновна, она вдова, пенсионерка, помогала покойному по хозяйству, за что, разумеется, получала деньги — прибавку к пенсии. Было, как говорится, и ей выгодно, и адвокату удобно — не надо было самому готовить, убирать, стирать, ходить по магазинам, да и старушка при деле. Я поднялся на шестой этаж, позвонил в квартиру двадцать четыре. Минуту спустя из-за двери раздался писклявый, довольно-таки противный голос:
— Что вам угодно?
Черт, как железом по стеклу.
— Я бы хотел побеседовать с Евгенией Антоновной, — проговорил я довольно бодро и, зная, что меня разглядывают в дверной глазок, широко улыбнулся.
— Кто вы? — пропищал голос.

Алексей Макеев «Господин Икс» (Глава 1-8)

Алексей Макеев "Господин Икс"

Глава 1. Просительница
Обожаю осень, особенно позднюю, когда деревья стоят абсолютно голые и протягивают к небу ветви, будто грешники, тянущие руки, чтобы вымолить у Бога прощение за свою неправедную жизнь. А деревья, очевидно, просят у неба солнца, которого нет и еще долгое время не будет. Люблю, когда идет долгий, нудный дождь, бывает иной раз неделями, дует промозглый ветер, кругом лужи, грязь, слякоть… Да, забыл добавить: люблю такую погоду, когда нахожусь в сухом теплом помещении, а за слезливым окном властвует осень, по дорогам едут мокрые машины, по тротуарам спешат, обходя и перепрыгивая лужи, прохожие, прячась от дождя под зонтами. В такие минуты мне бывает уютно, тепло на душе, немного грустно, и я начинаю мечтать, причем чаще всего о лете, теплых днях, отпуске… Но до отпуска еще далеко, учебный год в Детской юношеской спортивной школе, где я работаю тренером по вольной борьбе, всего лишь как полтора месяца начался, впереди еще много недель тренировок с мальчишками, соревнований, совещаний с коллегами, иной раз взбучек от начальства… В общем, много еще чего интересного. Так что вернемся к делам нынешним.
В этот день за окном стояла именно такая, описываемая мною, погода и у меня было именно такое, уже обрисованное мною, настроение. Было пять часов вечера, конец рабочего дня, я только-только закончил в спортзале занятия с мальчишками средней группы, выпроводил их из спортзала переодеваться и отправляться домой, а сам пошел в тренерскую комнату заполнять журнал. Ох уж эти журналы — финансово-отчетные документы! Наш завуч спорт-школы Иван Сергеевич Колесников — мужчина пенсионного возраста, большой и напоминающий своей фигурой огромный самовар — покою с ними не дает. Попробуй не заполни, живо нагоняй устроит, а то и без того редких премиальных лишить может. В общем, в кабинете завуча я пристроил на коленке журнал, быстро заполнил его, откланялся и под недовольным взглядом Колесникова, сидевшего на своем рабочем месте в кресле за столом, скользнул в двери. А ну его, вечно он искоса смотрит, когда домой уходишь, отчего чувствуешь себя виноватым, будто с работы сбегаешь. Сам-то он чуть ли не сутками в ДЮСШ торчит, будто ему больше дома делать нечего, и хочет, чтобы и мы, тренеры, также с утра до ночи на работе торчали. Хотя, наверное, каждый начальник считает, что его подчиненный недорабатывает, а подчиненные, наоборот, — думают, перерабатывают.