Архив для категории: Детские

Николай Николаевич Носов «Незнайка на Луне»

Николай Николаевич Носов "Незнайка на Луне"

С тех пор как Незнайка совершил путешествие в Солнечный город, прошло два с половиной года. Хотя для нас с вами это не так уж много, но для маленьких коротышек два с половиной года — срок очень большой. Наслушавшись рассказов Незнайки, Кнопочки и Пачкули Пёстренького, многие коротышки тоже совершили поездку в Солнечный город, а когда возвратились, решили и у себя сделать кое-какие усовершенствования. Цветочный город изменился с тех пор так, что теперь его и не узнать. В нём появилось много новых, больших и очень красивых домов. По проекту архитектора Вертибутылкина на улице Колокольчиков было построено даже два вертящихся здания. Одно пятиэтажное, башенного типа, со спиральным спуском и плавательным бассейном вокруг (спустившись по спиральному спуску, можно было нырять прямо в воду), другое шестиэтажное, с качающимися балконами, парашютной вышкой и чёртовым колесом на крыше. На улицах появилось множество автомобилей, спиралеходов, труболетов, авиагидромотоколясок, гусеничных вездеходов и других разных машин.
И это ещё не все, конечно. Жители Солнечного города узнали, что коротышки из Цветочного города занялись строительством, и пришли к ним на помощь: помогли им построить несколько так называемых промышленных предприятий. По проекту инженера Клёпки была построена большая одёжная фабрика, которая выпускала множество самой разнообразной одежды, начиная с резиновых лифчиков и кончая зимними шубами из синтетического волокна. Теперь уже никому не приходилось корпеть с иголкой, чтобы сшить самые обыкновенные брюки или пиджак. На фабрике все делали за коротышек машины. Готовая продукция, как и в Солнечном городе, развозилась по магазинам, и там уже каждый брал, что кому нужно было. Все заботы работников фабрики сводились к тому, чтобы придумывать новые фасоны одежды и следить, чтоб не производилось ничего такого, что не нравилось публике.

Андрей Нуйкин «Посвящение в рыцари»

Андрей Нуйкин "Посвящение в рыцари"

Задира придирчиво исследовал перышки.
— А не из чучела надергала?
— Из чучела?! Ах, ты… Ну-ка, встань к сараю с консервной банкой на макушке. С трех раз не попаду — рупь на мороженое из пенсии выкладываю. Собью — три дня цыплят пасти будешь.
— Ладно, ладно, бабуля, — пошел на попятный Задира. — Нам сейчас в цирк играть некогда. В поход надо отправляться. Введи-ка ее, Леха, в ситуацию.
Я ввел.
— Как? Живое дитё в клетку сажать? Живое дитё за деньги представлять? Да мы такого нелюдя… Живо, Вадюша, увязывай боеприпас и продукты. А я тоже кое-чего соберу на дорогу. Мы его мигом в сознательность приведем.
— Погоди, погоди, бабуля, — замялся Задира. — Мы… это… пока… одни сходим… Без тебя… Да и сама посуди: женское ли это занятие — война?.. Ты уж покухарничай тут, пожалуйста, цыплят постереги, огурцы пополивай, а я мигом слетаю с Алексеем, поучу уму-разуму кого надо и обратно, по примеряй женские шляпы.
Сникла сразу бабушка — расстроилась.
— Мне же тоже хочется, — говорит. — И глаз у меня в стрельбе верный… А про войну… Защищать, когда маленьких обижают, — это самое женское дело и есть. Что огурцы посохнут — бог с ними; цыплят, правда, жалко. Поклюет их коршун.
— Вот видишь, бабуля, — обрадовался Задира. — Да ты не сомневайся, мы и без тебя управимся. Чья у меня выучка-то боевая? Бабулина. Только ты веди себя тут хорошо. Вернусь — соседей расспрошу, как ты тут и что.
— Да ладно уж, — обиделась старушка, — не до баловства мне в мои-то годы. Ишь чего надумал — бабушку учить. Бабушка сама кого хочешь чему хочешь обучит.

Джилл Мерфи «Неожиданное превращение»

Джилл Мерфи "Неожиданное превращение"

— Ты очень добра, дитя моё. Как, кстати, тебя зовут? — спросил волшебник-лягушка.
— Милдред Хаббл, — ответила Милдред. — А вас?
— Элджернон э-э… Как-бишь-его-Уэбб, — выговорил волшебник-лягушка. — Разве же это не ужасно? Я пробыл здесь так долго, что не могу вспомнить собственную фамилию. По крайней мере, первую её часть. Как же это было? Боун-Уэбб? Стоун-Уэбб? Или же Уэббли-Стоун? Прости меня, дитя, я совершенно её позабыл. Боже, боже, это было так давно. Должен признаться, иногда я думаю, что отдал бы всё на свете, чтобы только снова выпить. Эти мухи и водомерки так приедаются! Изо дня в день мне так ясно всё это представляется: горящее бревно в камине, и круглый стол, накрытый отутюженной скатертью, и горячие тосты с толстым слоем масла, и хрустящие сухарики с мёдом, который так и стекает у них по краям, и чашки из тонкого фарфора, наполненные дымящимся чаем…
Эти воспоминания расстроили его окончательно. Волшебник не выдержал и начал всхлипывать отчаянно и громко. Его было ужасно жаль.
Милдред приблизилась к нему и погладила его по плечу полуневидимой лапкой.
— Не плачьте, мистер Элджернон, сэр, — попыталась она утешить старика. — Не переживайте, у вас обязательно ещё будут хрустящие сухарики к чаю. Всё будет хорошо, я вам обещаю, всё обязательно будет хорошо.

Мод Мангольд «Королева ночи»

Мод Мангольд "Королева ночи"

Вилл внезапно вскочила. Она нащупала выключатель настольной лампы, и в это мгновение зазвонил будильник. Она потянулась его выключать, но это удалось далеко не сразу. Стрелки показывали половину третьего ночи. Интересно, проснулась ли мама? Нет, кажется, все в порядке, в квартире тихо. Пол оказался холодным, градусник за окном показывал ниже нуля. Вилл натянула толстые носки и потопала в гостиную. Она не знала, стоит ли включить свет, и решила взять фонарик. Луч фонарика пробежал по софе и телевизору. Странно было вот так красться по собственной квартире в темноте. Вилл направила фонарик на оконную раму и провела лучом вверх по стволу с шипами. Каждый день она приглядывала за бутоном «Королевы ночи».
Зацветет ли он сегодня? Вилл так ждала, так ждала!
— Нет, — разочарованно прошептала она.
Кактус нисколько не изменился — такой же колючий, болезненно-хилый и страшно некрасивый. Но теперь-то уж, конечно, недолго осталось. Бутон был размером с чашку, и цветок должен был получиться огромным!
Через несколько часов будильник зазвенел еще раз. Как же Вилл пришлось бороться с собой, чтобы встать! Спотыкаясь в полусне, она побрела в ванную и долго стояла, тупо глядя в зеркало. Да, выглядит она неважно. Бледная, как моль, с прилизанными волосами. И мешки под глазами.

Мод Мангольд «Пламя чистоты»

Мод Мангольд "Пламя чистоты"

Желтый глянцевый листок, танцуя на ветру, пролетел сквозь школьные ворота. Тарани поймала его и принялась разглядывать против света. Красные жилки испещрили его, словно вены или тонкие ручейки пламени. Она осторожно засунула листочек в рюкзак и представила себе, как здорово будет сфотографировать его новой цифровой камерой.
День складывался удачно. Уроки закончились рано, и контрольная по математике оказалась нетрудной. Правда, Тарани заранее знала, что бедняжке Ирме придется попотеть — подруга нервничала всё утро. Тем не менее ей удалось кое-как справиться с задачками, и Тарани была за нее рада.
У тебя не найдется свободной минутки для голодной подруги? — А вот и Ирма, легка на помине. — Отказываюсь идти домой, пока не заморю червячка! Как насчет булочки?
Тарани рассмеялась. Ирма в своем репертуаре — вечно голодная.
— Ладно, — согласилась она. — Давай отпразднуем успешное написание контрольной. Кстати, мои тебе поздравления.
— Лучше себя поздравь, — буркнула Ирма. — Хотя кто бы сомневался, что ты сдашь… Но по булочке заслужили мы обе!
Тут к ним подошла Хай Лин. Она тоже удачно разделалась с задачками, но мысли ее сейчас явно занимало что-то другое.
— В школе устраивают конкурс «Мы ищем таланты», — сообщила она подругам. — Я видела объявление на доске. Каждый должен показать, на что способен. Я уже знаю, какую одежду сошью для праздника. Надеюсь, это сойдет за талант?