Архив для категории: Магия, Фэнтези

Иван Суббота «Тёмный Эвери. Адепт смерти» (глава 15-17)

Иван Суббота "Тёмный Эвери. Адепт смерти"

15.
Вернувшись в Вавилон, я первым делом отправился в Гильдию магов и прикупил несколько заклинаний из магии Смерти. Надо всегда под рукой иметь нечто убойное.
После Гильдии магов я посетил аукцион и проторчал там пару часов. Вышел оттуда я таким красавцем — весь в белом… э… то есть, весь в черном с фиолетовым. Черные туфли, черные штаны, черная сорочка и сверху фиолетовая с черным отливом мантия до колен, подпоясанная черным поясом, на котором висел кожаный мешочек, доставшийся мне от Обгона справа.
На плечах лиловый с черным отливом плащ. На руках черные тонкие перчатки, а поверх них надеты медные кольца. Пусть кольца были самые дешевые и прибавляли всего по одной единице интеллекта каждое, зато их было целых восемь штук. Медное ожерелье на шее и медный обруч на голове давали еще две единицы интеллекта.
Двадцать ячеек пояса были забиты пузырьками с эликсирами маны и жизни. Еще двадцать слотов предназначались для свитков с заклинаниями, их я тоже заполнил все. Использовать рюкзак на Арене было нельзя. Можно было пользоваться только тем, что находилось в руках или что было надето на игроке, включая и содержимое всех сорока слотов пояса. Также можно было выйти на Арену с наложенными заранее благословениями.
Наконец-то я стал похож на что-то приличное.

Иван Суббота «Тёмный Эвери. Адепт смерти» (глава 10-14)

Иван Суббота "Тёмный Эвери. Адепт смерти"

10.

Телепортация в Прайос, столицу одного из гномьих королевств, обошлась мне в 150 золотых. Слишком большое расстояние разделяло подземный город Сейнен на юго-востоке континента и заснеженные горные хребты на северо-западе, где располагался город Прайос.
Гномы не считались большими умельцами в магии, они традиционно славились другими мастерами — оружейниками, кузнецами и инженерами. Несмотря на то, что способность к магии была заложена в каждом гноме с детства, магия давалась им с трудом — сказывались расовые особенности: с одной стороны повышенное сопротивление к магическому урону, а с другой — высокие штрафы на силу магии и мудрость и, как следствие, скудные запасы маны. В результате гномы практически полностью отказались от развития боевых ветвей магии, зато им не было равных в применении заклинаний в ходе производства оружия и доспехов.
Именно гномы открыли и научились использовать навык, получивший название «Тайное преимущество». Жизнь вынудила. Заставила крутиться, максимально эффективно использовать те крохи маны, которые им доставались. И именно за этим навыком я и прибыл в Прайос.
Обучал «Тайному преимуществу» гном Анори Хорнборин Вестри, Грандмастер Кузнечного дела, Грандмастер магии Огня. К моему сожалению, дома его не оказалось.
— В кузнице он. Как три дня назад ушел туда, так до сих пор и не возвращался, — с подозрением оглядывая меня, сказала мне гнома, то ли служанка, то ли хозяйка дома. — Пьет, небось, со своими дружками, такими же бездельниками, как…
Продолжать свою мысль она не стала, лишь махнула зажатым в руке полотенцем в сторону южной оконечности города, где над крышами строений вились дымы от кузнечных горнов.

Иван Суббота «Тёмный Эвери. Адепт смерти» (глава 5-9)

Иван Суббота "Тёмный Эвери. Адепт смерти"

5.
На этот раз скелеты, охранявшие выход из локации для новичков, меня не остановили. Только проводили своими пустыми глазницами, ничего не сказав. Но я видел по их хитрым черепушкам, что они меня узнали. Небось, хихикают про себя надо мною. Я ведь обратно через ворота не проходил, а значит, вернуться в нубятник мог только одним способом — возродившись после смерти. О чем они меня со своим командиром и предупреждали.
До Некровилля было десять-пятнадцать минут ходу по грунтовке, утоптанной практически до каменного состояния. Довольно безопасной, кстати — по ней регулярно курсировали отряды стражи, отгоняя крупных монстров, а мелкие и сами не приближались. Дорога не казалась заброшенной. Наоборот, чувствовалось, что ею пользуются довольно часто. Вот и сейчас впереди меня двигались группками и по одиночке игроки, достигшие пятого уровня и покинувшие нубятник.
Где-то на середине пути грунтовка проходила через полуразрушенный хутор. Место это было довольно оживленное — здесь пересекалось несколько дорог, часть из них сливались в широкий, выложенный каменными плитами путь в Некровилль.
— Дуэль? — возле меня остановился рыцарь смерти 9-го уровня и требовательно уставился мне в глаза.
— Нет, герой, — я отрицательно махнул головой и, указав на проходившего мимо упакованного в стальные доспехи вампира, за плечами которого виднелись рукояти двух мечей, сказал, — вот ему предложи.
Рыцарь смерти посмотрел в указанную мной сторону, пару секунд разглядывал вампира, а потом, повернувшись ко мне, воскликнул:
— Ты что? Он же 15-й уровень! Он же меня в два счета положит.
— А я пятый. А ты девятый. Но тебя это ведь не смутило.

Иван Суббота «Тёмный Эвери. Адепт смерти» (глава 1-4)

Иван Суббота "Тёмный Эвери. Адепт смерти"

Пролог

— Что ты сказал? Повтори. А то у меня со слухом что-то, — Валерка помахал рукой возле уха. — Прикинь, послышалось, будто ты сказал, что продал своего героя в «Битве богов». Вот дожил. Слуховые галлюцинации в таком юном возрасте.
Тоже мне юный возраст. Парню скоро двадцать пять стукнет, а он тут клоунаду передо мной устроил. Я устало вздохнул — паясничать Валерка умел и любил, ему только повод дай. А сейчас повод у него был.
— Тебе не послышалось, — терпеливо начал объяснять я. — Я действительно продал Вальда. Почти неделю назад. Уже и деньги получил. И даже, наверное, уже потратил.
— Стоп! Стоп! Стоп! — Валерка выставил руки ладонями вперед. — Давай по-порядку. Ты заявляешь, что продал Вальда, паладина 318 уровня. Персонажа, на развитие которого ты потратил восемь лет. Восемь!
— Откуда восемь? — удивился я. — Как это ты насчитал?
— Элементарно! Два года школы, — Валерка начал загибать пальцы. — Год армии. Наверняка, в игре через телефон сидел. И пять лет института.
— Ни по какому телефону я в игре не сидел, — возмутился я. — Там не до игр было. Нас так гоняли, что просто с ног валились. И последний год института можешь не считать, я в игре почти не был, к диплому готовился. Проект чертил. Так, иногда на пару часов заходил по данжу пробежаться.
— Все равно. — Валерка отмахнулся от моих возражений и продолжил, — ты продал единственного паладина в игре, преодолевшего трехсотуровневый рубеж. Единственного паладина, входящего в сотню сильнейших героев «Битвы богов».
Тут он придал голосу торжественные нотки и с пафосом произнес:
— На почетном сотом месте.

Сергей Тармашев «Холод. Студёное дыхание» (Глава 12,13,14,15)

Сергей Тармашев "Холод. Студёное дыхание"

Глава двенадцатая
Государственный секретарь отбыл в Новую Америку спустя двое суток, официально объявив Майка послом Новой Америки в Сибирском разломе. За это время выяснился неприятный нюанс: по не до конца понятным причинам радиосвязь с «Эдемом» оказалось установить невозможно. Рации офицеров охраны обеспечивали уверенную связь в радиусе десяти-пятнадцати километров, а передатчик шаттла было слышно даже в стойбище дикарей, но за пределы Сибирского разлома сигнал почему-то не выходил. Из-за этого получить метеосводку из «Эдема» было невозможно, и пилоты сообщили, что придется запрашивать погоду в момент нахождения на баллистической траектории. Мистера Коэна это устроило, он оставил Майка в посольстве и улетел за новой партией волонтёров.
Следующие два дня Майк откровенно скучал и почти не покидал посольского этажа. Выходить на улицу смысла не было. Косматые жлобы следили за каждым его шагом, кто-нибудь из двухметровых шпионов постоянно шел в паре футов за спиной. Это мотивировалось, якобы, защитой Майка от местных медведей, которые-де могут сожрать чужака. В том, что это правда, он не сомневался. Так же как не сомневался в том, что варвары специально используют этот факт, чтобы не спускать с него глаз. В такой обстановке собирать разведданные было невозможно, а терять время на дикарских тренингах Майк не желал. Для этого сюда привезли электорат, ещё не хватало Избранному бегать по ледяным коровникам, воняющим навозом.
Поэтому он решил посещать тренинги в качестве инспектора. Дважды в день Майк приходил к месту занятий, убеждался, что все волонтёры присутствуют, делал отметки в списке и возвращался в посольство. Пусть знают, что всё под контролем. Это увеличит дисциплину среди волонтёров и лишний раз взбодрит русских. Сначала он вообще хотел устраивать проверки каждые два часа, но это оказалось слишком неудобно. Варвары постоянно таскали волонтёров по всему стойбищу, и Майку надоело ходить за ними по всевозможным строительным площадкам из льда и снега, каким-то дикарским курсам по разведению огня из обледеневшей древесины, и совсем небезопасным походам на охоту. Из одного из таких походов кто-то из волонтёров вернулся с прокушенной диким зверьём рукой. Косматые троглодиты попытались скрыть это от Майка, и он узнал о том, что гражданин Новой Америки едва не погиб, только вечером на ужине. К сожалению, к тому моменту русские уже успели оказать раненому помощь и заодно хорошенько промыть мозги.