Архив для категории: Мистика

Марина Русланова, Светлана Ольшевская «Большая книга ужасов – 48»

Марина Русланова, Светлана Ольшевская "Большая книга ужасов – 48"

Никита растерянно смотрел на друзей:
– Вы хотите сказать, что ученые и вывели эту слизь?
– В оборонных целях, – подсказала Таня.
– Круто. – Никита почесал лохматый затылок и признал: – Скорее всего вы правы.
За это друзья и любили Никиту, он умел честно и открыто признавать свои ошибки.
– Я как-то об этом не подумал.
– Кто б сомневался! – засмеялась Таня. Но тут же резко оборвала смех и уставилась ставшими совершенно стеклянными от ужаса глазами на створки шахты. Створки медленно разъезжались.
Анжела быстро отреагировала, ткнула в образовавшуюся щель прутом. Мальчики налегли и сдвинули двери. Из шахты донеслось гадючье шипение.
– Держите! – Таня вспомнила, с какой целью разбила камеру. Присела на корточки и стала торопливо собирать пластиковые осколки. Осколки запихала в пазы между створками и полозьями.
– Поможет? – Эдик без особого доверия смотрел на манипуляции которые проводил манипулятор балашиха.
– В нашем лифте это работает, пока не вытащишь, двери не откроются.
Ребята напряженно ждали. Прошипевшись, слизь снова попыталась выбраться из шахты. Дверцы слегка дрогнули, но не открылись.

Мария Некрасова «Когда приходит Тварь»

Мария Некрасова "Когда приходит Тварь"

Я так боялась этого Нового года, что от ужаса делала вид, будто все в порядке. Полдня носилась по дому с пылесосом и тряпкой, полвечера торчала на кухне с теткой, нарезая салаты под «Иронию судьбы». Машка (двоюродная сестра) закрылась у себя в комнате, делая вид, что готовится к экзаменам – нарастила «хвостов» перед праздниками. Я-то знала: она просто боится лишний раз со мной сталкиваться. Есть причина: кто-то вчера неосторожно назвал меня дурой, а извиниться гордость не позволяет. Я не умею дуться так долго и уже давно бы забыла, но Машка спряталась в комнате и своим поведением забыть не давала. В другой день я бы уже пошла мириться сама, но тогда на нервах мне было просто не до нее. Казалось, пока убираюсь-готовлю, изображаю занятость, ничего не случится.
Тетка стряпала с какой-то показной дотошностью, взвешивая каждую картофелину на кухонных весах, и, кажется, тоже боялась. Нет, она никак себя не выдавала: стучала ножом и гадала вслух, что такого привезет нам дядя Леша, еще с утра уехавший за подарками. Он у нас всегда работает Дедом Морозом: мы с теткой и Машкой покупаем только по одному подарку для дяди Леши, а за остальными – для матери моей, одноклассников, друг для друга – снаряжаем его. Я думаю, ему просто не нравится вся эта предновогодняя возня, вот он и рад вырваться из дома.
– Ты просила что-то конкретное? – Тетка потыкала ножом овощи в кастрюле и слила кипяток. От раковины пошел пар, и теткино лицо оказалось как в тумане. Нет, как в сауне: оно еще такое красное от кухонного жара…
– Нет.
– Значит, он купит тебе велосипед. У тебя же нет велосипеда.
– Зимой?! – Иногда я думаю, что она дура.

Эйко Кадоно «Ведьмина служба доставки»

Эйко Кадоно "Ведьмина служба доставки"

Вы спросите: как же «малышка» может заставить звенеть колокольчик на самой вершине дерева? Дело в том, что эта Кики была не совсем обычной девочкой. Жила она в доме на восточном краю города. Дом был окружен забором, здесь можно купить целебные отвары, а также сделать закупки гов. Зеленые ворота всегда были приглашающе распахнуты. Внутри находился большой сад, а за ним, слева, стоял небольшой домик. В саду можно было увидеть аккуратные грядки с высаженными редкими растениями и лекарственными травами. Над грядками разносился запах какого-то варева. Возле дома запах ощущался сильнее. Он шел из кухни, где на плите стоял медный котел, в котором что-то кипело на медленном огне. За кухней располагалась гостиная, на стене которой вместо картин висели две метлы — большая и маленькая, с помелами, сплетенными из пучков хворостинок.
Из гостиной доносился звук оживленной беседы и звон чайных чашек.
— Кики, ты решила, когда отправляешься? — послышался женский голос. — Тебе пора определиться, нельзя же все время откладывать.

А. Б. Кавер «Ночь заново прожитой жизни»

А. Б. Кавер "Ночь заново прожитой жизни"

Девушка не могла не обратить внимания на то, что порции здесь были просто огромными. От вкусных запахов у нее потекли слюнки. Она решила как-нибудь обязательно заглянуть в эту забегаловку… после того, когда ее отстроят заново.
Взглянув на короткое крыло, включавшее в себя огромную автозаправочную станцию и какие-то технические приспособления для ремонта акпп москва, Баффи решительно направилась к главному входу. Она держала ухо востро на случай, если откуда-нибудь вдруг появится отбившийся от остальных зомби. Эти создания были настолько преданы своему делу, насколько это возможно для мертвого существа.
Ступив под навес — наконец-то спасение от дождя! — она замедлила шаг и напустила на себя вид бедной измученной девчушки, которую застала в дороге гроза. Баффи отжала волосы, но, поскольку она промокла с головы до ног, это вряд ли что-то изменило.
Она подошла к вращающимся дверям и уже собиралась толкнуть одну из них, но кто-то с другой стороны опередил ее.

Братья Звероватые «Оборотень против дракона»

Братья Звероватые "Оборотень против дракона"

Тварь с телом жирафа и головой пираньи взметнула длинную шею и хлопнула челюстями, проглотив голубя вместе с перьями.
— Лихо, — сказал Ульф. — А ведь могла и вам голову откусить.
Они очень осторожно двинулись дальше по мостику, минуя жилище горгоны. Та лезла на дерево, а вместо меха у нее были клубки извивающихся змей.
Потом внизу разверзлась черная крутящаяся дыра. Она громко верещала, втягивая в себя насекомых чтобы их уничтожить.
В последней выгородке обитал страхоглот с глазами, горевшими багровым огнем.
К тому времени, когда квадроциклы скатились по ту сторону мостика, инспектора Черноу натурально трясло.
А Ульф уже включил фару, въезжая в Темный Лес. Здесь он принялся петлять между деревьями, заставляя байк прыгать через корни и сухие ветки. Он очень любил Темный Лес, потому что здесь жила Тиана.
Питонаконда, свешивавшаяся с дерева, зашипела на инспектора, когда тот проезжал внизу. Черноу нервно оглядывался, следуя за Ульфом. Кругом на все лады подавали голоса лесные создания. Они ухали, пищали, выли, вопили…